Согласно решению Конгресса, когда высокопоставленный служащий федерального ведомства использует ресурсы консультативного комитета для выполнения своих обязанностей, в большинстве случаев он должен соблюдать принципы открытости и публичности. У группы нет права воспользоваться Первой поправкой к Конституции, чтобы сохранить в тайне информационные материалы.

decision table тестирование

Между тем взаимодействие с независимыми экспертами может стать для этих ведомств ключевым механизмом получения и внедрения новых идей – конечно, при условии, что ныне существующие юридические препятствия будут преодолены. Национальные академии США, в том числе Национальная Академия Наук, Национальная инженерная академия, Институт медицины и их общая управляющая организация – Национальный научно-исследовательский совет, – ежегодно выпускают 250 отчетов decision table тестирование для федерального правительства. Эту работу выполняют добровольцев при поддержке штата академий численностью 1000 человек. Поскольку Национальные академии объединяют признанных экспертов – крайне занятых людей, – им требуется большой административный штат и значительный фонд оплаты накладных расходов. Национальные академии в результате недавних поправок также подпадают под некоторые из требований Закона о федеральных консультативных комитетах.

Криминальные Гены

Контрольный номер представляет собой два четырехзначных кода, разделенные дефисом. Первые четыре цифры идентифицируют разработчика-агентство и бюро, ответственное за анкетирование, – а второй блок из четырех цифр представляет собой уникальный номер анкеты. https://deveducation.com/it/decision-table/ Законом о федеральных консультативных комитетах упорядочивалась практика создания независимых экспертных групп и организации их работы; при этом, однако, закон изначально способствовал повышению закрытости в привлечении внешних консультантов.

Джеймс Скотт в книге «Благими намерениями государства» перечисляет нежелательные последствия такого перехода – неудачные попытки авторитарных режимов принудительно внедрить в сознание граждан грандиозные видения социального порядка. Третий источник напряженности в отношениях между демократией и экспертным знанием – это убежденность в том, что профессиональное экспертное знание породило культуру принятия решений, непригодную для сложностей современной жизни. Представление о том, что государство может навязать обществу правила, построенные на якобы научных принципах, является чрезмерно упрощенным. В эпоху Просвещения из ростков рационализма и научного позитивизма развился профессиональный подход к управлению, основанный на желании определить для социального устройства такой же порядок, каким ученые руководствовались в понимании мира природы.

В результате укрепилась концепция, согласно которой целью консультативных комитетов стало представление точек зрения различных групп интересов, а не привнесение в процесс принятия решений ключевых знаний по рассматриваемому вопросу. Затем, в конце 1960-х и в 1970-х годах, с возникновением концепции «Великого общества» и усилением борьбы между группами интересов, встал вопрос о представлении в консультативных комитетах не только интересов бизнеса, но и интересов потребителей, борцов за экологию и трудящихся. Развитие техники и одновременное расширение государственного регулирования, заявленное в «Новом курсе» Рузвельта, потребовали привлечения независимых консультантов; этому же способствовала интенсификация взаимодействия правительства и промышленности, спровоцированная военным временем. Так, Бюджетное управление США – предшественник Административно-бюджетного управления – сформировало Совет по федеральной отчетности, который должен был консультировать управление в вопросах, касающихся применения Закона о федеральной отчетности от 1942 года. Правительственные ведомства имели возможность обращаться к консультантам за информацией, но только в случае, если их запрос был заранее одобрен Бюджетным управлением.

decision table тестирование

Именно поэтому слепая вера в компетентное, профессиональное мнение в качестве основы организации политических институтов в корне ошибочна. В книге «Экспертное мнение в политике» decision table тестирование профессор психологии Пенсильванского университета Филипп Тетлок приводит пример эмпирического исследования политических прогнозов, данных профессиональными экспертами.

Их твердая уверенность в том, что лишь они понимают, что есть общественное благо, часто маскирует элементарное стремление к власти. Представим, что специалист, получивший квалификацию в некоторой профессиональной области, выполняет диагностику проблемы, которой подвержены бедные слои населения. Обученный «отображать задачи в виде инфографики», он сводит выявленные проблемы к ряду технических вопросов, поддающихся решению. Увы, эти решения редко работают, но даже если с их помощью удается избавиться от исходной проблемы, в результате возникают новые. В отличие от права на участие в выборах или выполнения обязанностей присяжного заседателя, участие в подобных группах не ограничивается гражданством в традиционном его понимании.

Глава 6 Раса И Предки: Как Наши Гены Объединяют И Разъединяют Нас

Министерство юстиции преимущественно в весьма консервативном ключе толкует Закон о федеральном реестре, запрещая размещение в нем информации, расцененной как необязательная, под угрозой штрафов и административных взысканий. Можно было бы изменить формулировки Закона, сделать его положения более прозрачными и соответствующими современной сетевой культуре – например, ввести поправку, что совещания могут проходить онлайн, а не физически в Вашингтоне. Но это не отменит факта отсутствия нормативной базы для перехода к умному государственному как выбрать курсы программирования управлению, для формирования культуры сотрудничества и для строительства новых институциональных механизмов для привлечения экспертов. Поскольку эти группы выполняют операционную работу для конкретного федерального органа и при этом не предоставляют консультаций другим федеральным органам, они не подпадают под действие Закона о федеральных консультативных комитетах. Соответственно, если бы консультации составляли часть повседневной работы ведомства, Мозговой центр смог бы избежать законодательных ограничений.

  • Следовательно, вне зависимости от моей плодовитости, мои гены все равно будут переданы будущим поколениям моими биологическими родственниками.
  • В базе данных 23andMe, где я сделал анализ ДНК, оказалось более 1000 моих возможных родственников.
  • Когда большинство людей рассуждает о генах, на самом деле они говорят вовсе не о них.
  • Правда, большинство из них настолько далекие, что общих генов у нас примерно одна тысячная.

В действительности обращение к ним еще больше увеличивает значимость принятых решений, что, в свою очередь, приводит к дальнейшему усилению власти профессиональных элит, а не граждан. Участие же граждан, в традиционном представлении, обеспечивает видимость процессуальной законности, но не гарантирует наилучший политический результат. А следовательно, опора на экспертное мнение означает, что единственной мерой оценки легитимности деятельности становится «итог, а не ход» политического процесса.

Опыт На Старте

Лаборатория государственного управления Нью-Йоркского университета запустила мобильное приложение Network of Innovators , которое было разработано совместно с лидерами в области инноваций в государственном управлении из семи стран, включая Мексику, Чили, Южную Австралию и Великобританию. Министерство жилищного строительства и городского развития не имеет возможности прибегнуть decision table тестирование к научным исследованиям в поиске возможностей повысить доступность жилья – в отличие от Бостонского управления жилищного хозяйства, которое основало собственную инновационную лабораторию. Кроме того, из-за законодательных ограничений, рассмотренных в этой главе, гражданские ведомства не имеют желания, да и реальной возможности расширять использование внешних компетенций.

По сравнению с действующей сегодня системой привлечения правительством внешних экспертов Мозговой центр имеет больший потенциал для умного государственного управления. Традиционный формат участия граждан в политических дискуссиях отличается серьезностью, если не занудством. Наоборот, Мозговой центр – это возможность быстро узнавать полезные факты и разнообразную ценную информацию, решать проблемы и получать призы, участвовать в игровых ситуациях и официальных дискуссиях. Он поддерживает свойственное людям стремление обсуждать, спорить, действовать и находить единомышленников, особенно среди представителей разных профессий, изучавших разные науки и принадлежащих к разным decision table тестирование организациям, но стремящихся к общей цели – развитию. Для участников Мозгового центра, озабоченных будущим образования, мерой поощрения станет сама возможность способствовать общественному благу по приглашению Белого дома, федеральных исполнительных органов, Конгресса или консультативного комитета. Те же самые причины, что побуждают профессора участвовать в работе экспертного совета федерального уровня, а государственного служащего – войти в межведомственную комиссию, являются мотивами и для более широкой аудитории. Подкрепленные внешними стимулами, например денежным вознаграждением, они будут способствовать привлечению полезных идей, их совершенствованию и внедрению.

decision table тестирование

Наше общество нуждается в правовой базе, которая не просто бы допускала, но активно содействовала вовлечению граждан в государственное управление, поддерживала бы усилия по привлечению их опыта и знаний к работе правительства. Перемены потребуют активного взаимодействия с правительством, которое недостижимо в сегодняшних условиях. Классическая модель Финансируемого государством научно-исследовательского центра – это физическая организация со штатом постоянных сотрудников (как, например, RAND или MITRE), однако закон никоим образом не вводит подобное ограничение. Гораздо важнее, что к помощи такого центра прибегают в случае особой потребности во взаимодействии между государством и частным сектором при работе над важными и сложными проблемами. Следовательно, ассоциация университетов-спонсоров должна параллельно обратиться в Конгресс и добиваться предоставления Мозговому центру статуса Финансируемого государством научно-исследовательского центра. Результаты двухлетнего эксперимента позволят собрать достаточную информацию для пересмотра существующего законодательства в этой сфере и начала построения новой нормативной правовой структуры в соответствии с концепцией умного государственного управления. Закладка правового фундамента должна предшествовать строительству новой институциональной организации, которая будет принимать всерьез гражданскую экспертизу и двигать правительство в сторону более тесного взаимодействия с общественностью.

Подобное экспертное сообщество должно включать студентов-докторантов по экономике и социологии, изучающих экономику высшего образования и связь образования и инноваций в экономике. На примере Network of Innovators становится проще представить себе профессиональное сотрудничество в сфере образовательной политики между министерствами труда и образования, а также между экспертами министерств обороны и энергетики и Смитсоновского института в области технического образования.

Кроме того, в состав Совета входят биолог, геолог и физик, и все члены этой группы работают над широким спектром вопросов – от перспективных технологий производства и технологий в образовании до анализа больших данных. Знания и опыт многих членов совета по каждому из вопросов не превосходят уровня знаний и опыта любого образованного и мыслящего неспециалиста. Будет непросто выбрать наиболее перспективные способы решения всех перечисленных задач, учитывая социально-экономическое положение, в котором сегодня пребывает большинство учащихся в Соединенных Штатах. Как отмечает американский писатель и педагог Клэй Ширки, наибольшая угроза, стоящая перед теми из нас, кто работает в колледжах и университетах, – это вовсе не видеолекции и не онлайн-тесты.

Объединение с другими социальными сетями позволяет расширить и облегчить поиск участников – в частности, присоединиться к работе Мозгового центра можно через сторонние аккаунты. Цель создания каталога каталогов состоит в том, чтобы политические деятели могли инициировать опросы, ставить задачи и приглашать к участию людей из различных профессиональных сообществ. Необходимо добиться того, чтобы понимание важности решения общественных проблем побуждало частные экспертные сообщества предоставлять доступ к своим данным. Анкета не должна быть ограничена формальными вопросами об образовании кандидатов. Не все эксперты обладают возможностью влиять на политиков или даже имеют доступ к ним. Но они знают то, что нужно знать людям, принимающим политические решения.

Несмотря на наличие в законодательстве лазеек – особенно в Законе о федеральных консультативных комитетах, – открывающих возможность для привлечения к работе правительства внешних экспертов, суды по-разному толкуют положения законов. Поэтому государственные служащие, стремясь избегать рисков, неохотно прибегают к неоднозначным практикам. Эта ситуация не нова, и она не является результатом действий какой-либо политической партии. Эксперты отмечают, что Закон о федеральных консультативных комитетах не всегда достигал заложенных в нем благих целей и не всегда позволял разграничить политические интересы и государственные решения. Долгое время звучали многочисленные жалобы в адрес правительственных чиновников из-за того, что предоставление им права тщательно отбирать членов комитетов увеличивает возможности для поиска политических союзников. В свою очередь, консультативные комитеты подвергаются критике как за лоббирование, так и за бездействие. Возьмем для примера Научно-технологический консультационный совет при президенте, который состоит из 17 членов, среди которых – топ-менеджеры таких компаний, как Microsoft и Google.

В консультативный совет входили представители пяти крупных национальных промышленных групп. Его сотрудниками являются не художники, а специалисты в области компьютерных технологий, сбора и анализа данных. Чтобы обеспечить сегментирование аудитории для демонстрации адресной рекламы, сотрудники Acxiom организуют процессы обработки больших данных, получаемых из социальной сети Facebook, от бюро кредитных историй и государственных органов. Цель компании Acxiom – помочь своим клиентам донести рекламу до «каждого, до кого ее необходимо донести».

Даже при возможности обойти эти законы нет смысла передавать опыт граждан организациям, которые не способны его использовать. Прежде чем государственные органы смогут эффективно применять экспертные знания общества, их необходимо реформировать. Обычно органы власти используют внешние компетенции для специальных разовых проектов, а не на регулярной основе в рамках постоянного диалога между государством и гражданами. Централизованное правительство, построенное на бюрократическом контроле, усиленном законом и традицией кулуарных решений и жесткой иерархии, устарело. Открытые сетевые институты управления будущего будут гораздо эффективнее, гораздо умнее.

Благодаря развитию технологий стала возможной адресная работа, такая как демонстрация рекламного объявления отдельному пользователю, находящемуся вблизи конкретного магазина. Появилась возможность для проведения масштабных, рандомизированных испытаний.